О направлении "Язык и литература Китая"

Язык и литература Китая      (Для поcтупающих в бакалавриат Института восточных культур и античности РГГУ)

Дорогие абитуриенты! Если вы читаете этот текст, это значит, что вы, скорее всего, либо уже приняли для себя решение поступать в Институт восточных культур и античности на профиль "Язык и литература Китая", либо обдумываете эту возможность. Для того, чтобы помочь вам окончательно определиться или, может быть, заранее подготовить себя к тому, что вас ожидает в нашем Институте, мы и предлагаем вашему вниманию эту памятку.

Начнём с того, что название профиля, может быть, не совсем точно передаёт его содержание. Ведь на самом деле для того, чтобы "просто" выучить китайский язык, не требуется университетского образования - достаточно как следует походить на специализированные курсы. Для того, чтобы "просто" познакомиться с китайской литературой, можно почитать книжки: переводы китайской классики на русский язык сегодня доступны каждому.

Основной отличительной чертой нашего профиля является то, что наш выпускник, даже в формальном плане - это не обычный переводчик с китайского языка (хотя, конечно, любой наш выпускник умеет качественно переводить и с китайского, и на китайский), а профессиональный филолог-востоковед, специализирующийся в области китайской филологии, т. е. не просто "языка и литературы", а "науки о языке и литературе". В этом смысле точнее будет сказать, что и язык, и литературу Китая в нашем Институте вы будете изучать как объекты филологии - не только для того, чтобы уметь говорить на языке и читать литературные тексты, но ещё и для того, чтобы уметь их исследовать.

Итак, главный вопрос - что же такое "филология Китая", и как - и для чего - ее изучать? Наверное, чтобы на него ответить, надо сначала убедиться в том, что мы хотя бы приблизительно знаем, что такое "филология" вообще - да, к слову, и что такое "Китай". Ведь для большинства из нас "Китай" - это не более чем набор штампов: "миллиард китайцев", "Желтая река", "Великая китайская стена", "Поднебесная", "иероглифы". Для кого-то Китай исчерпывается гонконгскими боевиками и шаолиньскими монахами, кто-то когда-то сходил на китайскую оперу, кому-то запала в душу красивая картинка с непонятными письменами на стене китайского ресторана, кто-то приходит в восторг от чайной церемонии (не всегда, кстати, задумываясь о том, чем отличается китайская церемония от японской - а между тем, в нашем популярном сознании первое место обычно занимает именно последняя).

Все это, действительно, в той или иной степени относится к Китаю. Но, как правило, то, что мы узнаем про эту страну в школьном возрасте - лишь жалкие крошки от того гигантского пирога, которым Китай предстает перед лицом тех, кто решил заняться им всерьёз; да и те зачастую доходят до нас в искажённом, мифологизированном виде, как в сказке Андерсена ("все жители Китая китайцы и сам император китаец...").

Сегодняшний Китай - это почти десять миллионов квадратных километров территории и более чем три тысячи лет исторического развития (т. е. письменной истории; археологические раскопки продлевают дописьменный период истории Китая еще на несколько тысяч лет вглубь); сотни народов, все это время либо вливавшихся в состав единой китайской нации, либо же до сих пор продолжающих блюсти свои национальные традиции, культуры и языки; колоссальное количество литературных памятников, написанных на разных диалектах и в разных стилях китайского языка; и многое, многое другое.

Не нужно быть гением, чтобы понять: изучить весь Китай невозможно - на это не хватит десяти жизней, что уж говорить о четырех или шести годах университетского обучения. Можно, однако, попытаться за этот срок подобрать к нему универсальный ключ, такой, чтобы, научившись им пользоваться, бесконечные двери во все более и более далекие покои китайской цивилизации, окончив университет, вы могли бы уже открывать сами. Что же это за ключ?

Ответ не сложен: это китайский язык - и те написанные на нем тексты, которые вот уже сотни и даже тысячи лет не просто символизируют китайскую цивилизацию, а, по сути, вдыхают в нее жизнь. Древние стихи поэтической антологии "Шицзин", афоризмы Конфуция и Лао-цзы, философия истории Сыма Цяня, наполненная изысканным символизмом поэзия Ли Бо и Ду Фу, моралистические трактаты Чжу Си, приключенческие романы про героев Троецарствия и царя обезьян Сунь Укуна, волшебные новеллы Пу Сун-лина - огромный мир китайской словесности, ориентация в котором дает неизмеримо больше для понимания того, что же такое на самом деле Китай, чем штампованная картинка, которую мы ежедневно получаем из средств массовой информации.

Всё, что так или иначе относится к миру китайской цивилизации, в конечном итоге связано с текстом - чаще всего письменным. История предстаёт перед нами в виде династийных хроник, философия - сложных для понимания трактатов, написанных на древнем варианте языка. Даже изобразительное искусство, и то неразрывно связано с текстом: типичная китайская картина-свиток очень часто будет сопровождаться цитатой из какого-нибудь знаменитого поэта. А древний бронзовый сосуд, изготовленный почти три тысячи лет тому назад в ритуальных целях, будет считаться по-настоящему ценным лишь в том случае, если на его дне будет вырезана благодарственная надпись правителю.

Итак, для того, чтобы по-настоящему вникнуть в культуру, необходимо научиться правильно подходить к текстам, которые эту культуру и представляют. А чтобы чему-то научиться, разумеется, нужна соответствующая наука. Наука эта и есть - филология.

Слово "филология", как известно, образовано от греческих слов фило 'любить' и логос 'слово', т. е. 'любовь к слову'. Однако если бы филология исчерпывалась одной лишь 'любовью к слову', она бы, конечно, не была настоящей наукой. Ведь 'любить слова', то есть 'словесность', 'литературу', в общем может каждый; для этого не требуется профессионального образования, нужно лишь уметь складывать буквы в слова. Настоящая филология - это не столько любовь к слову, сколько любовь к изучению слова, раскрытию тех во многом загадочных механизмов, "винтиков", которые организуют слова в предложения, а предложения - в литературные, философские, религиозные, исторические, научные произведения.

Можно задать вопрос: а для чего, собственно, нужна такая филология? Почему вообще её нужно изучать и развивать? Разве нельзя вместо этого просто читать те книги, которые нравятся, и не читать те, которые не нравятся? Много ли мы выиграем, если научимся "разбирать по кусочкам" изучаемые тексты? Какая от этого польза - студентам, выпускникам, будущим перспективным "работникам рынка труда"?

Ответ на все эти вопросы может быть очень простым. Человеку от природы свойственна тяга к познанию окружающего мира, причем, в том числе, и к такому познанию, которое совершенно не гарантирует получения в ближайшем будущем какой-то очевидной материальной выгоды. Например, для того, чтобы правильно планировать свое время, нам, конечно, важно знать, где и когда восходит и заходит солнце - но при этом, казалось бы, совершенно не важно знать, почему оно восходит и заходит. А ведь человека издревне занимал и этот вопрос, и он так и не успокоился, пока не сумел дать на него определенный ответ.

Ровно то же самое можно сказать и о плодах деятельности самого человека. Не разобравшись в себе самих, в своей истории, культурном наследии, не осознав, каким образом человечество, пройдя сквозь многие тысячелетия цивилизационного развития, оказалось устроенным так, как оно устроено сегодня, мы во многом остаёмся на уровне "человека мычащего", встроенного в жизненную систему, но неспособного понять и оценить то место, которое он в ней занимает. Это - своего рода "жизнь за стеной": даже если её условия таковы, что живётся в целом сытно, уютно и весело, рано или поздно невыносимой станет сама мысль о том, что там, где-то, есть ещё что-то, к чему тебе категорически закрыт доступ.

К сожалению, филологам, начиная с простых школьных учителей литературы и истории и заканчивая крупнейшими специалистами, сделавшими массу уникальных открытий в своих областях, не всегда удается наглядно объяснить, что за скрупулёзной, "мелочной" работой филолога - который, например, может потратить месяцы на разъяснение смысла одной непонятной фразы в рукописи какого-нибудь восточного трактата по коневодству XIV века - на самом деле скрывается жажда внести свой посильный вклад в единую систему гуманитарных знаний (если, конечно, речь идет о хорошем филологе - нерадивых специалистов в филологии хватает, как и в любой другой области человеческой деятельности).

Правильно понял фразу - уточнил общее понимание всего текста. Уточнил понимание текста - правильно определил его место в системе текстов исследуемой культуры. Правильно "расставил" тексты - понял, как они соотносятся с такими же текстами других цивилизаций. Так и только так, кирпичик за кирпичиком, складывается та база, опираясь на которую, мы уже можем позволить себе задавать глобальные вопросы, например - "что же такое китайская цивилизация?", "в чем принципиальные отличия Китая от других стран Востока и Запада?". Не будет таких кирпичиков - не будет ни крупных выводов, ни глобальных прогнозов, ни даже возможности осознать собственную культурную идентичность - ведь по-настоящему мы познаём себя только в сравнении с другими. "Оттого, что в кузнице не было гвоздя".

 

Итак, основная мысль, которая лежит в основе специализации "Язык и литература Китая", заключается в следующем: "Место Китая в мире - не сиюминутное, а вневременное, не подлежащее изменению - раскрывается через тексты, созданные китайской цивилизацией, или, точнее, создавшие китайскую цивилизацию". И именно на это - на ознакомление студента с многогранностью и глубиной китайской цивилизации через культуру слова - и заточен весь процесс образования. Из каких же частей он состоит?

1. Язык (современный). Само собой разумеется, что без глубокого и активного знания общенационального китайского языка - "путунхуа" - невозможно стать китаистом. Язык, во всех его разновидностях (устный, письменный, разговорный, литературный, официально-деловой и т. п.), преподается в рамках нашего профиля все четыре года обучения в бакалавриате и все два года магистратуры (высококвалифицированными преподавателями, по современным учебникам и методикам, с привлечением носителей и т. п.). При этом основная нагрузка падает на первый год обучения: в дальнейшем, за счет добавления новых дисциплин специализации, собственно языковые часы несколько сокращаются, что вполне естественно. Тем не менее, все эти годы китайский язык остается основной профилирующей дисциплиной.

От абитуриентов часто приходится слышать вопрос - "правда ли, что для овладения китайским языком нужны какие-то сверхспособности"? (Например, абсолютный музыкальный слух для различения китайских тонов, или суперпамять для запоминания тысяч иероглифов, или еще что-нибудь в этом роде). Вопрос этот, конечно, очень наивен; не будем же мы, на самом деле, предполагать, что все без исключения миллиардное население КНР, использующее этот язык как средство ежедневного общения, обладает "сверхспособностями"?

На самом деле непременных условий успешного овладения языком всего два: 1) искреннее желание его выучить, т. е. наличие внутренней мотивации, и 2) трудолюбие - работать над собой, действительно, и тратить на эту работу времени придется много, особенно на первом этапе "погружения" в мир китайского языка, очень сильно отличающегося от большинства тех языков, которые являются для нас родными или которые мы изучали в школе. Опыт показывает, что рабочий ритм, задаваемый в ИВКА с первых же недель обучения, выдерживают, увы, не все, и поделать здесь ничего нельзя, потому что четыре или даже шесть лет обучения - срок очень сжатый, подготовить профессионального китаиста за это время можно только на условиях полной отдачи. Но, повторим еще раз, никакой феноменальной памяти или особенного музыкального дарования для того, чтобы выдержать его, от студентов не требуется.

ОЧЕНЬ ВАЖНО: При всем том внимании, которое уделяется в ИВКА преподаванию современного китайского языка, профиль "Язык и литература Китая" - это НЕ то же самое, что простые "курсы китайского языка" (предлагаемые, например, в различных филиалах Института Конфуция или в других организациях) или даже среднестатистическая "Китаистика" в многочисленных ВУЗах страны. Безусловно, современный язык преподается в ИВКА на самом профессиональном уровне: наши студенты регулярно занимают почётные места на конкурсах и олимпиадах, добиваются стажировок в университеты КНР и Тайваня, способны по завершению обучения без особенного труда найти работу, связанную с знанием языка (в первую очередь, переводческую). Но в рамках собственно "Языка и литературы", т. е., по сути, "филологии" Китая современный язык - это не более чем первый важный шаг к достижению главной цели: комплексное постижение основ китайской цивилизации в целом.

Поэтому тем, кого к Китаю изначально влекут лишь прагматические соображения (например, "перспективность" изучения китайского языка для обеспечения собственного карьерного благополучия), на "Язык и литературу Китая" поступать, в общем, не очень осмысленно - изучить язык в объёме, достаточном для переводческой работы в коммерческой фирме, туристическом агентстве или дипломатическом представительстве можно и в других местах, где студента не будут "мучать" всеми остальными дисциплинами, описываемыми ниже. Но настоящим "китаистом", способным работать на мировом уровне, он, конечно, не будет - в лучшем случае, просто "переводчиком с китайского языка", а представления его о Китае будут, скорее всего, ограничены всё тем же набором популярных штампов, который был перечислен выше.

 

2. Классический язык и история языка. Несмотря на то, что на протяжение всей своей истории литература на китайском языке записывалась одной и той же системой иероглифов (впрочем, и она со временем тоже изменялась), сам язык, конечно же, не стоял на месте. Для того, чтобы читать и хотя бы примерно понимать смысл текстов, написанных две - две с половиной тысячи лет тому назад (а это, в частности, включает весь текст "Тринадцатикнижия", конфуцианского канона, доскональное знание которого вплоть до XX в. было обязательно для любого образованного человека), знания современного китайского языка не то что даже недостаточно - оно вообще почти бесполезно.

(Для сравнения: попробуйте, не изучая специально древнерусский, почитать без комментария и перевода текст "Слова о полку Игореве" - а ведь это произведение от наших дней отделяет менее тысячи лет!).

Начиная со второго года обучения, специализация в обязательном порядке предполагает изучение сначала древнекитайского языка (I тысячелетие до н. э.), на котором написан "золотой фонд" китайской философской, исторической и поэтической классики, а затем - дальнейшей истории китайского языка, через его средневековые стадии и вплоть до XVI-XVIII вв., когда он, наконец, более или менее обретает форму, напоминающую современный путунхуа.

По степени значимости для подготовки филолога-китаиста курсы "Древнекитайский язык" (2-й год) и "История китайского языка" (3-й/4-й годы) стоят на первом месте, потому что, если изучение Цивилизации начинается с изучения её Текстов, то изучение Текстов, в свою очередь, перво-наперво предполагает понимание их Языка - а язык, на котором свои философские афоризмы в IV в. до н. э. сочинял Конфуций; язык, на котором свои полные загадок и труднообъяснимых аллюзий стихи писали такие великие поэты династии Тан (VII-IX вв.), как Ли Бо и Ду Фу; и язык, на котором сочинялись авантюрные романы династии Мин (XIV-XVII вв.), такие, как, например, "Путешествие на Запад" (о приключениях царя обезьян Сунь У-куна) - всё это совершенно разные явления, не только в плане стилей и жанров, но и в плане лексики и грамматики, и невозможно пытаться понять одно из них, применяя к нему стандарты другого.

Работа эта не менее тяжёлая, чем изучение современного языка, во многом даже более - ведь на древних языках (или на древних "стадиях" современных языков) больше никто не разговаривает, и все сведения о них мы черпаем непосредственно из исследования ограниченного корпуса письменных текстов, а не от живых носителей, в результате чего образуется огромное количество сложных вопросов, на многие из которых ясных ответов до сих пор нет ни у преподавателей, ни даже у специалистов высшего разряда. Здесь в ход пойдёт не только заучивание готовых образцов и настойчивый "языковой тренинг", но и логическое рассуждение, и способность к открытому, незашоренному мышлению, и даже просто интуиция.

Тем не менее, во многом работа с языком классических памятников даже более увлекательна, чем изучение языка современного: ведь в ходе неё у студента появляется реальная возможность прочесть многие из величайших произведений человеческой мысли в оригинале - и, самое главное, понять, насколько русские, английские и прочие переводы этих произведений бессильны даже приблизительно передать те особенности языка и сочетания художественных средств, которые и делают их по-настоящему великими и уникальными. Но нельзя исключить и то, что, может быть, кто-нибудь из вас, будущих выпускников ИВКА, когда-нибудь сумеет превзойти лучших из лучших переводчиков и исследователей китайской литературной классики, и тем самым вывести китайскую филологию на новый виток развития - впрочем, пока что об этом говорить, конечно, преждевременно.

Древнекитайский язык (под названием "вэньянь", т. е. "культурный язык" - так в средние века, когда в живом общении древнекитайский уже давно видоизменился в нечто совершенно иное, его продолжали называть носители письменной культуры, для которых он занимал то же место, что и латынь в средневековой Европе) преподаётся, конечно, не только в стенах ИВКА, но только в рамках специализации "Язык и литература Китая" нам удалось, наконец, обобщить в преподавании многие из реальных достижений китаистики в XX веке. Ведь ещё сто лет назад даже маститые синологи не имели серьёзного представления о том, как, например, восстанавливать звучание древнекитайских слов, скрывающееся за "иероглифической стеной"; как правильно подходить к хаотичному, на первый взгляд, устройству фразы, написанной на классическом языке; как различать в литературном произведении "высокостильные" архаизмы и, наоборот, следы влияния живой разговорной речи - и многое другое.

Сегодня, благодаря детальным исследованиям великих синологов последнего столетия, обо всём этом нам известно гораздо больше - но далеко не все их достижения сумели должным образом стать достоянием учебного процесса: ведь преподавать "по старинке", т. е. по моделям, обкатанным ещё на заре знакомства западной цивилизации с китайской, оказывается гораздо легче, чем попытаться что-то реформировать. Курсы, читаемые в ИВКА, стараются одновременно уважать традицию - там, где её достижения действительно оказываются заслуживающими уважения - и решительно порывать с ней там, где традиционные подходы к изучению и преподаванию классического китайского языка давно изжили себя.

Для тех из вас, кто захочет завершить своё обучение в магистратуре, курсы, связанные с историей китайского языка, будут продолжены на ещё более продвинутом уровне - включая знакомство с классической традицией комментирования текстов и составления словарей в самом Китае, введение в историческое изучение иероглифической письменности, и даже основы сино-тибетологии - науки о происхождении китайского языка и его ближайших "родственниках" в языковой мозаике Юго-Восточной Азии.

 

3. Специализированные теоретические курсы. Несмотря на то, что язык и чтение текстов, как уже было сказано выше - главный ключ к пониманию цивилизации и культуры изучаемой страны, все памятники, дошедшие до нас за три тысячи лет истории китайского письма, ни за четыре, ни за шесть лет изучить нереально (на самом деле, на это не хватило бы и нескольких жизней, и даже самые опытные и разносторонние китаисты в конечном итоге обычно вынуждены специализироваться по какому-то узкому периоду или жанру).

При этом, однако, и про те тексты, которые входят в процесс обучения, необходимо, конечно, понимать, в каком историческом, социальном, культурном контексте они создавались, какую из многочисленных традиций, идеологий, литературных, философских, исторических направлений они представляют. Помочь разобраться в этом призван блок специализированных теоретических курсов, в рамках которых упор на чтение первоисточников будет минимальным (хотя при этом надо будет обязательно читать как русские переводы китайских памятников, так и большое количество научной литературы).

На 1-м курсе этот блок представлен курсом Введение в синологию, в рамках которого специалисты по отдельным "поддисциплинам" синологии - история, языковедение, литература, философия, религиоведение Китая - проведут своего рода "ликбез" по самым базисным сведениям из этих областей; ведь прежде чем начинать углубленное изучение какой-нибудь из них, очень важно, чтобы в голове сложилась хотя бы самая приблизительная, но общая, интегрированная картинка, потому что ни одна из этих областей не существует сама по себе. Литература Китая написана на китайском языке; многие из её памятников одновременно являются философскими трактатами; философские постулаты лежат в основе китайской историографии; религиозные верования китайцев служат ценной пищей для литературной деятельности, и так далее. Введение в синологию даёт тот необходимый "багаж", без которого трудно будет на 2-м курсе приступить к систематическому изучению древних форм китайского языка и написанных на нём текстов.

Начиная со 2-го курса, теоретические дисциплины уже идут непрерывным потоком. История, археология, этнология, литература, фольклор, философия, традиционные религии, искусство - всё это в той или иной степени необходимо каждому настоящему китаисту, причём самыми длинными и подробными из этих курсов являются своеобразные "три кита": История, Литература, Философия, из которых, по большому счёту, можно вывести всё остальное.

Помните, что в центре вашей дальнейшей научной, преподавательской или какой-либо другой профессиональной деятельности совершенно не обязательно в будущем окажется именно язык или художественная литература: китаисты ИВКА могут, если захотят, специализироваться и в сфере истории, и философии, и даже искусства, защищая дипломные работы по этим областям - но для этого, конечно, также необходимо внимательно прослушивать и прорабатывать лекционные и семинарские курсы по соответствующим дисциплинам.

Специализированные теоретические курсы продолжаются и на уровне магистратуры, где, например, читается особый курс по введению в общую теорию китайской словесности (своего рода "философия литературы", разработанная в Китае в средние века и имеющая огромное значение для всего развития филологической традиции).

 

4. Общетеоретические курсы. По сравнению с предыдущими тремя блоками, этот на первый взгляд может показаться не столь важным. Однако не следует забывать, что "синология", или "китаистика", сама по себе не является отдельной областью науки. "Синология" может изучать Китай с самых разных сторон, но при этом собственной методологии, собственного терминологического аппарата она не имеет, а заимствует их из общих филологических и исторических наук, без знакомства с которыми не может быть и серьёзных занятий синологией.

К тому же ведь и сам Китай не зародился и не существует в вакууме - и хотя "на слуху" обычно бывают лишь истории о бесконечном влиянии китайской цивилизации на цивилизацию соседних стран (Японии, Кореи, Вьетнама и других), на самом деле и сама китайская цивилизация претерпела колоссальное влияние "со стороны". Сегодня, как и сто лет назад, это в основном влияние Запада, но этому предшествовала длительная история общения Китая с северными соседями-кочевниками, неоднократно завоёвавшими китайские территории; с Индией, откуда в Китай проник буддизм; с государствами Средней Азии; а ещё раньше, в почти доисторическую эпоху - с ранними государственными образованиями Юго-Восточной Азии.

Всё это означает, что общетеоретический блок курсов также занимает не последнее место в получении китаистического образования. Стандартная квалификация востоковеда обязательно подразумевает прослушивание курсов по общей истории, философии, экономике, информатике. Обязательными на 1-м году обучения являются такие дисциплины, как Введение в языкознание (без неё особенно трудно будет ориентироваться в курсах блока "Классический язык и история языка") и Введение в литературоведение (здесь объяснений, наверное, не требуется). Позже и тот, и другой курсы будут логически перетекать в Введение в сравнительно-историческое языкознание (в этом курсе объясняются общие законы и тенденции исторического развития языков, которые можно наблюдать и на материале китайского) и Введение в сравнительную фольклористику (а это необходимо для того, чтобы понимать истоки народного творчества в Китае, которое, в свою очередь, лежит в основе китайской литературной традиции).

Отдельное место занимает курс История античной и восточной литературы (не забывайте, что ИВКА - это Институт Восточных культур и античности!), в рамках которого вы будете знакомиться с основными памятниками этих традиций, так, чтобы на их фоне точнее оценить специфику традиции китайской - ведь по-настоящему сделать это можно только на фоне сравнительного анализа.

 

5. Что ещё? В учебном плане, разработанном для профиля "Язык и литература Китая", остаётся ещё место - увы, не столь большое, как хотелось бы, но мы всё же стараемся трезво оценивать нагрузку студента - для двух языковых курсов.

Во-первых, это курс английского языка, обязательный для всех студентов, даже тех, у кого в школе с английским никогда не было проблем. Английскому мы учим не столько для того, чтобы уметь на нём активно говорить (хотя разговорная практика в обучении тоже присутствует), сколько для того, чтобы научиться использовать его как верного помощника в своей повседневной деятельности. Вы и сами, наверное, знаете, что без английского сегодня не обходится практически ни одна сфера деятельности - и синология здесь не исключение: подавляющее большинство научной литературы в этой области сегодня пишется по-английски (даже многие китайские специалисты этим совершенно не гнушаются), английский - официальный язык важнейших международных конференций и симпозиумов, посвящённых Китаю и т. п.

Поэтому главной целью "продвинутого английского", преподаваемого в ИВКА, будет научить вас читать профессиональную востоковедческую и общенаучную литературу и, что несколько сложнее, постараться этим профессиональным языком овладеть и творчески, т. е. научиться на нём в устной и письменной формах излагать свои собственные мысли и результаты работы. (В частности, одно из обязательных условий защиты курсовых и дипломных работ на специализации "Филология Китая" - написание краткого резюме по-английски).

ОЧЕНЬ ВАЖНО: Если вы поступаете на "Язык и литературу Китая" с нулевым английским (например, учили в школе французский или немецкий) или с "троечно-двоечным" уровнем знания языка (что, конечно, маловероятно, но допустимо), это может создать некоторые проблемы, т. к., во-первых, в ИВКА не каждый год удаётся набрать "нулевую" группу, во-вторых, даже если вам в такую группу удастся попасть, это все равно поставит вас в невыгодное положение по сравнению с остальными. В подобного рода случаях мы настоятельно рекомендуем заранее озаботиться решением этого вопроса - либо записаться на языковые курсы, либо своевременно подтянуть свои знания самостоятельно (для особо решительных). Впрочем, пугаться здесь особенно нечего: отчислить с ИВКА могут за лень и прогулы, но ни в коем случае не за то, что вы пришли в Институт, чего-то "не зная".

Во-вторых, для всех востоковедческих специализаций ИВКА, начиная со 2-го или с 3-го года обучения, предусмотрено обязательное изучение Второго восточного языка - для китаистов этим языком, начиная с 3-го года, является японский. Конечно, за то небольшое время, которое отпущено на изучение второго восточного языка, проштудировать его на том же уровне, что и китайский, будет невозможно - но вполне реально за этот срок получить некоторые базисные сведения, выучить основы грамматики и небольшой словарный запас, и развить некоторые навыки чтения профессиональных текстов. Япония - одна из наиболее тесно связанных с Китаем стран Дальнего Востока, и уникальность её культуры во многом обязана синтезу собственной древней традиции с колоссальным культурным (и даже языковым) "багажом", заимствовавшимся из Китая на протяжение большей части I тысячелетия н. э. Неудивительно, что среди японских учёных было и есть немалое количество выдающихся синологов, а объём китаистической литературы, написанной на японском языке, стоит на третьем месте после собственно китайского и английского языков.

 

Вот тот примерный объём знаний и умений, ожидающих вас на специальности "Язык и литература Китая"; здесь перечислено почти всё, кроме отдельных элементов учебного процесса, общих для всех ВУЗов страны (типа физической культуры, основ безопасности жизнедеятельности, учебной практики, курсовых и дипломных работ и т. п.). Поскольку мы действительно заинтересованы в том, чтобы из наших стен выходили всесторонне развитые специалисты, готовые возрождать отечественную синологию (а традиция эта, как и многие другие, очень сильно пострадала от общего упадка и хронической "нехватки кадров" за последние тридцать лет), все наши курсы читаются специалистами, реально заинтересованными в том, чтобы передать необходимые знания новым поколениям, а не "ради галочки", как это иногда бывает. Со своей стороны, и мы призываем вас сделать осознанный выбор - поступать на "Язык и литературу Китая" не просто потому, что "это вроде бы перспективно", а лишь в том случае, если вас действительно заинтересовала хотя бы часть из той информации, которую мы изложили выше (особенно курсы из блоков 2 и 3).

Если вы всё ещё не уверены в себе, то, может быть, сделать окончательный выбор вам поможет знакомство с парой-тройкой популярных (но при этом вполне серьёзных, а не "трэшевых") изданий по китаистике, легко доступных в книжных магазинах Москвы и России в целом:

1. В. В. Малявин. Китайская цивилизация. М., 2001 (подробное, всестороннее, богато иллюстрированное описание всех аспектов Китая, хотя отдельные разделы могут быть трудноваты для "неподготовленного" понимания).

2. Ч. П. Фитцджеральд. История Китая. М., 2004 (довольно просто и увлекательно выполненный очерк политической и культурной истории Китая).

3. Бамбуковые страницы. Антология древнекитайской литературы. Сост. И. С. Лисевич. М., 1994 (почти в буквальном смысле путешествие по всем достопримечательностям классической литературы Китая вплоть до первых веков н. э.).

 

А что дальше? Это, может быть, самый важный вопрос - ведь наиболее рассудительные из вас уже сейчас, при поступлении в университет, пытаются заглянуть в будущее и понять, насколько им пригодится в дальнейшей профессиональной жизни то образование, на которое они потратят четыре (бакалавриат) или целых шесть (бакалавриат + магистратура) лет своей жизни.

Конечно, работа филолога, даже филолога-китаиста, особенно в тех нелёгких условиях, в которых в сегодняшней России (да, надо сказать, и в мире) приходится выкручиваться представителям "интеллектуальных" профессий, не гарантирует больших заработков. В науку, как правило, идут те, кого действительно привлекает наука - те, кто готов ради возможности заниматься любимым делом смириться с относительно небогатым положением. Впрочем, отметим, что и чисто практическая деятельность, связанная со знанием китайского языка - деловой перевод, туризм и т. п. - далеко не всегда связана с большими деньгами; именно поэтому очень важно с самого начала научиться смотреть на мир трезво и не соблазняться на мифическую "перспективность" работы с Китаем как на своего рода автоматическую гарантию будущего процветания. Работать в любом случае придётся много, а вот какой окажется эта "перспективность" в финансовом плане, очень сильно будет зависеть от способностей, приложенных усилий, внешних обстоятельств и даже просто удачи.

С другой стороны, нет смысла передёргивать ситуацию и в обратном направлении. Хороший филолог-китаист, безусловно, должен любить свою работу больше, чем деньги, но при этом вовсе не обязан побираться. Завершение обучения в магистратуре даёт возможность дальнейшей преподавательской работы в ВУЗах - оплачиваемой, конечно, очень по-разному в зависимости от конкретного ВУЗа - и научной работы в научно-исследовательских институтах Академии наук (многие молодые специалисты активно совмещают эти два вида деятельности). Помимо этого, существует переводческая и творческая деятельность - интерес к Китаю в нашей стране традиционно высок, и спрос на новые переводы, научные и популярные издания на книжном рынке постоянно растёт.

Если, завершив образование в бакалавриате, вы твёрдо поймёте, что профессиональные занятия китаистикой - это "не ваше", четыре года обучения всё же не будут потрачены зря. Вы получите (разумеется, при условии прилежной учёбы) хорошее владение современного языка и достаточно богатые сведения о китайской цивилизации, чтобы найти применение своим знаниям в практической сфере (бизнес, туризм, всяческого рода пиар-деятельность, имеющая отношение к Китаю и т. п.). Однако повторимся ещё раз: профиль "Язык и литература Китая" в первую очередь ориентирована на воспитание специалистов-филологов, так что если вы сразу, уже сейчас, твёрдо решили, что вам нужен только современный язык и больше ничего - лучше заранее выбрать себе другое место для обучения и уступить своё место в ИВКА тем, кому оно нужно больше вас.

Нужно понимать, что живой интерес, способности и трудолюбие, к какому бы виду деятельности они не были приложены, рано или поздно конвертируются в личный успех. Чем крупнее и заслуженнее специалист в своей области, тем больше у него или у неё шансов и на получение исследовательских и издательских грантов, и на участие в международных конференциях и рабочих проектах (каковых в области изучения Китая бесчисленное множество), и на оформление командировок и стажировок, и на карьерный рост в тех ВУЗах и/или научно-исследовательских институтах, где они трудятся на постоянной основе.

Что же касается более конкретного выбора сферы деятельности, то этот выбор вы будете делать, уже обучаясь в ИВКА, где все усилия преподавателей направлены на то, чтобы деятельность эта оказалась максимально осмысленной. Выбор этот поистине огромен - наши знания о Китае во многих отношениях похожи на дырявый плащ, который, хотя его и можно теоретически накинуть на плечи, пока что оказывается абсолютно непригодным для защиты от дождя. Финальное решение - какие конкретные дырки в этом плаще вы будете латать - остаётся за вами, и принимать вы его будете, исходя из опыта собственной исследовательской деятельности: курсовых и дипломных работ, осуществляемых под руководством наших сотрудников - специалистов не только по языку и литературе, но также и истории, философии и традиционным религиям Китая.

 

В заключение скажем лишь, что очень хотелось бы надеяться на то, что эта наша "памятка" не отпугнёт вас ни от собственно Китая, ни от нашей учебной программы, а, напротив, лишь поможет твёрдо и окончательно определиться с выбором вашего дальнейшего жизненного пути. Ждём вас в ИВКА.