30.11.10. Александра Сахарова. Классическая японская поэзия: топонимы-утамакура

Александра Сахарова

 

Большая значимость топонима в японском мироощущении предопределила его большую значимость и в поэзии.Сакральность географических объектов, определенная в мифологических сводах «Кодзики»(712) и «Нихон сёки»(720), привела к частому использованию топонимов в первой поэтической антологии «Манъёсю» (составлена в эпоху Нара, 710-794) в заклинательном ключе: употребляя топоним, люди обращались к божеству местности, чье имя – теоним – часто полностью совпадало с топонимом, либо топоним был составной частью теонима. «Манъёсю», в свою очередь, заложила традиции поэзии и, по существу, определила её дальнейшее развитие. Затем, в эпоху Хэйан (IX-XIIвв), культивирование аристократией поэзии как высшей формы искусства привело к выработке большого количества канонов. Хэйанские поэты с их обостренным влечением к эстетическому наслаждению стремились видеть красоту везде, где только могли, в плане природных ландшафтов им достаточно было видеть изображение местности, чтобы воспевать её красоты. И на стыке мифологической сакральности, традиции «Манъёсю», хэйанской канонизации и стремлении к прекрасному топоним обрел все признаки и эпитеты, сделавшие его топонимом-утамакура. Наполненным и неразрывно связанным с уникальной характеристикой местности или объекта, носящего его имя.

За счет преобладания какой-либо одного признака над другим топонимы-утамакура распределялись по различным областям применения в поэзии. Так, для любовной лирики были характерны топонимы-утамакура, несущие мотивы встреч-расставаний или мужского и женского начал. Другие топонимы – с большим оттенком религиозности. Иные выделяли за красоту и сезонные особенности. Были также топонимы, известные за достопримечательности. С ходом истории топонимы наращивали «событийные» признаки, если в местности, которую обозначали, происходили важные исторические события, или яркие и примечательные истории.